footballguru.org Главна� Поис? title= Написать письмо
footballguru.org

футбольная история

главна� : футбольная история

Падение андского Кондора

Автор: Артем Янгильдин aka Redden

У тех, кто искренне переживает за наш футбол и пристально отслеживает все события, в нем происходящие, весна 2005 навсегда останется в памяти. «Тяжелый марш русской расы» — московских армейцев — в Кубке УЕФА, яркие победы над «Бенфикой», «Осером», «Пармой» и, конечно, над португальским «Спортингом» в финале турнира заставил нас поверить в то, что не все так плохо в российском футбольном королевстве. Путь ЦСКА к триумфу, разумеется, не был устлан розами. Однако позволю себе высказать мысль, что огромное количество нервных клеток, не поддающихся, как известно, восстановлению, поклонники красно-синих сожгли отнюдь не только в холодном Белграде или в огне драматической развязки финального поединка на «Жозе Алваладе»…

В ответном матче полуфинального раунда Кубка армейцы принимали дома «Парму», руководство и тренерский штаб которой в преддверии игры всячески подчеркивали, что евротурнир для них ни коим образом не является приоритетным — пармезанцы тогда отчаянно боролись за выживание в Серии А. Правда, никаких шапкозакидательских настроений в стане команды Газзаева не было да и быть не могло; в итоге до предела отмобилизованный ЦСКА одержал убедительную победу. Увы, впечатление от закономерной виктории было несколько смазано эпизодом, который случился сразу после первого армейского гола… Разящий удар Карвальо вызвал традиционный приступ бурной радости на трибунах московского стадиона «Локомотив». Естественно, что помимо запредельного напряжения голосовых связок и размахивания всевозможной клубной атрибутикой в ход пошли и различные пиротехнические средства. А когда процесс празднования несколько поутих, большинство болельщицких взглядов вновь устремились в сторону ворот «Пармы», где с голкипером Лукой Буччи явно происходило что-то неладное. Видеоповтор дал возможность убедиться в том, что причиной внезапного расстройства здоровья вратаря стала легкая контузия, вызванная взрывом некой хлопушки-петарды. Так или иначе, итальянский страж ворот игру продолжить не смог. Протест на результат матча «Парма», естественно, подала — и вот тут-то, в ожидании решения контрольно-дисциплинарного комитета УЕФА, ваш покорный слуга решил обратиться к истории футбола, чтобы выяснить — случались ли подобные прецеденты ранее и каким санкциям подвергались команды, чьи поклонники проявляли столь явную склонность к использованию на стадионах всяческой опасной для здоровья людей пиротехники.

Копать слишком глубоко не понадобилось — все эти «горелки-взрывалки» появились в фанатском обиходе относительно не так давно. В отборочном цикле к чемпионату Европы 1988 года сборная Голландии принимала дома киприотов. Град голов в ворота записного аутсайдера группы основательно завел болельщиков оранжевых, отмечавших успехи любимой команды регулярным точечным «огнеметанием». Какой-то не в меру ретивый поклонник хозяев воспользовался при этом отнюдь не безобидной самоделкой — неким гибридом бомбы и ракеты, причем траектория полета данного «снаряда» непостижимым образом пересеклась с траекторией движения по штрафной площади голкипера сборной Кипра Андреса Харитоу. Несчастного вратаря унесли с поля с пробитой головой, матч закончился убедительной победой голландцев, однако УЕФА своим волевым решением засчитала хозяевам техническое поражение… Кстати, на дальнейшей судьбе оранжевых в турнире данная дисциплинарная санкция никак не сказалась — подопечные легендарного Ринуса Михелса легко отобрались на чемпионат Европы, а затем и выиграли его.

А вот следующий обнаруженный в недрах истории футбола случай, произошедший чуть позже, в 1989, в Южной Америке, заставил меня на время позабыть о протесте «Пармы». Финал этой, без преувеличения сказать, драмы и по сей день актуален в свете различных проблем — чисто футбольных, «околофутбольных», социально-психологических. Ведь учиться следует все-таки на чужих ошибках, а отнюдь не на своих собственных…

Еще относительно недавно южноамериканские футбольные сборные отбирались на мировые первенства по несколько иному принципу, нежели сейчас. Отборочные группы, возглавляемые «сеяными» командами (читай — Бразилией, Аргентиной и Уругваем), при жеребьевке комплектовались из расчета трех-четырех соперников в каждой. На чемпионат мира, кстати, напрямую попадали лишь победители данных групп… Так что, к примеру, сборным Парагвая или Боливии нужно было прыгнуть выше головы, а именно — обыграть одного из грандов южноамериканского футбола, чтобы заполучить заветную путевку на Мундиаль. Именно поэтому, когда в соперники «кудесникам мяча» бразильцам в споре за право выступить летом 1990 года в Италии на крупнейшем турнире четырехлетия жребий определил Чили и Венесуэлу, мало кто из специалистов сомневался в конечном успехе желто-зеленых. Ведомая Себастьяно Лазарони Бразилия с ее ярчайшими звездами — Таффарелом, Жоржиньо, Ромарио, Алемао, Карекой должна была с легкостью проходить достаточно скромных по именам и классу соперников. Однако главные конкуренты тогда еще трехкратных чемпионов мира — чилийцы — имели на этот счет собственное мнение. И борьбу со звездным оппонентом они начали задолго до очной встречи на футбольном поле…

Сборную Чили возглавлял тогда Орландо Аравена, в жизненной биографии которого темных пятен было значительно больше, нежели светлых. Выходец «из низов», «свой парень», умеющий красиво говорить и быть при этом невероятно убедительным, ярый сторонник идей Пиночета… Аравена понимал, что обыграть бразильцев по сумме двух матчей (Венесуэла тогда была откровенно слабой) практически невозможно, а потому принялся давить на соперника психологически. В чилийских спортивных и не только печатных изданиях публиковались многочисленные интервью главного тренера, в которых он откровенно издевался над сборной Бразилии. Кроме того, Аравена в открытую заявлял, что его подопечные собираются остановить «кудесников мяча» посредством игры, как бы это сказать помягче, не только на грани фола, но и за этой гранью. Орландо вообще приветствовал проявления грубости на поле, считая их неотъемлемым признаком в противоборстве «настоящих мужчин», и даже придумал для сборной лозунг/девиз, говорящий сам за себя: «По праву либо силой!».

Первый матч между Бразилией и Чили состоялся в Сантьяго, «гнезде андского кондора», как окрестили знаменитый (причем для нас печально) Национальный стадион некоторые журналисты. Интересно, что прозвище Кондор носил и основной голкипер чилийцев Роберто Рохас, выступавший в то время… за бразильский «Сан-Паулу». Изрядно «подогретые» агитационной пропагандой Аравены болельщики еще до стартового свистка арбитра успешно воплотили в жизнь заветы главного тренера своих любимцев — на вышедших из подтрибунного тоннеля футболистов в желтой форме обрушился настоящий град. В ход шло все, пригодное для метания — от относительно безобидных монет и апельсинов до камней и бутылок. А умело спровоцировали данную акцию хозяева-чилийцы, выбежавшие на поле раньше своих оппонентов… Не удивительно, что сама игра лишь отдаленно напоминала футбол: два удаления и восемь желтых карточек, по тем временам случай вопиющий. Уже в первом тайме чилийцы «сломали» Бранко и Валдо, причем «отличившийся» Рауль Орменьо после законной красной карточки еще и попытался оказать физическое воздействие на арбитра. Не оставались в долгу и бразильцы — молодой Ромарио был удален аж на третьей (!) минуте встречи, нанеся лихой боксерский удар в лицо Иссиса… В своем стиле «работал» на скамейке запасных Аравена: сыпал оскорблениями в адрес колумбийского судьи Паласиоса, беспрестанно выскакивал на поле. Апофеозом этой комедии абсурда стал второй тайм. Началось с того, что бразильцы открыли счет. Гол состоялся курьезнейший: мяч пересек линию ворот от груди… чилийца Гонсалеса. Это пытавшийся вынести «пятнистого» из собственной штрафной Астенго попал точно в товарища по команде. Бразильцы вполне могли снять все вопросы о победителе сразу же после забитого гола. Это им не удалось, хотя хозяева выглядели явно обескураженными. Аравена же так утомил судью своими действиями и репликами, что Паласиос отправил экспрессивного чилийца отдыхать на трибуну. Удивительно, но тренер все же изыскал возможность быть практически в центре событий: он переоделся, смешался с оцеплением стоящих по периметру поля охранников-карабинеров, и продолжил свою «подрывную деятельность». Удаление распоясавшегося Аравены зрители восприняли крайне негативно. И арбитр Паласиос, надо полагать, убоявшийся того, что в случае победы Бразилии живым из Сантьяго он может и не уехать, фактически подарил чилийцам ответный гол. Зафиксировав у голкипера бразильцев Таффарела мифическую передержку мяча, судья назначил свободный удар из пределов штрафной площади гостей. Пока полевые игроки желто-зеленых удивленно вопрошали у рефери, в чем дело, чилийцы вырвали мяч из рук недоумевающего вратаря, молниеносно разыграли его и отправили в пустые ворота. На то, что свободный удар был исполнен абсолютно не с предписанного правилами футбола места, Паласиос, разумеется, не обратил внимания. Равно как и на отсутствие стенки, на построение которой бразильцы имели вполне законное право. А когда взбешенный наставник бразильцев Лазарони в свою очередь попытался докричаться до арбитра, карабинеры попросту выволокли его со стадиона. Счет 1:1 сохранился до финального свистка…

Бразильская конфедерация футбола (БКФ), что называется, по горячим следам подала в ФИФА апелляцию. В ней бразильцы педантично перечислили обиды, причиненные им в Сантьяго — от безобразной организации матча принимающей стороной до совершенно необоснованно засчитанного гола. А вот о переигровке вопрос не поднимался вовсе: как ни досадно было «кудесникам мяча» терять очки в Чили, ничья в выездном поединке с главным конкурентом с точки зрения турнирной стратегии их все-таки устраивала… К тому же многострадальной Венесуэле Бразилия забила в двух играх куда больше, нежели подопечные Аравены.

ФИФА, президентом которой, к слову, был тогда бразилец Жоао Авеланж, немедленно воплотила в жизнь ряд карательных мер. В частности, наложила вето на проведение международных матчей на Национальном стадионе в Сантьяго (включая поединки клубных команд), лишила главного тренера сборной Чили Орландо Аравену права находиться на скамейке запасных до конца отборочного цикла, а также дисквалифицировала на различные строки «отличившихся» футболистов: «костолома» Орменьо, Ромарио и запасного голкипера бразильцев Зе Карлоса (последнего с формулировкой «за оскорбление арбитра»).

Ответная игра между ставшими в одночасье принципиальными соперниками должна была состояться в Рио-де-Жанейро, на знаменитой «Маракане». Руководство БКФ, опасаясь того, что неистовая бразильская торсида вознамерится отомстить чилийцам за «теплый» прием в Сантьяго, активно взывали через СМИ к болельщикам с просьбой не опускаться до принципа «око за око». С аналогичными призывами обращались к народу наставник желто-зеленых Лазарони, спортивные журналисты и телекомментаторы… Не дремала и бразильская полиция. Были приняты беспрецедентные для Рио меры безопасности: в день матча около полутора тысяч стражей порядка контролировали ситуацию внутри стадиона и на подступах к нему. Бразилия хотела доказать сопернику, что футбол — не война, а всего лишь игра, и одолеть Чили в честной, справедливой борьбе.

Хозяева с первых минут обрушили на ворота чилийцев шквал атак, который не стихал до самого перерыва. Однако забить «кудесникам мяча» никак не удавалось — кураж поймал голкипер Рохас. Кондор полностью оправдывал свое прозвище, отражая сложнейшие мячи в потрясающих по красоте «полетах». Однажды он даже ударился головой о штангу, но продолжил игру. Благодаря подвигам Роберто Рохаса ворота гостей к перерыву так и не были распечатаны.

Лишенный права находиться на скамейке запасных своей сборной Аравена руководил действиями команды по рации (связывался с помощником) из кабинки, выделенной комментаторам чилийского телевидения. Воинственный запал тренера куда-то подевался; по утверждению очевидцев, за первую сорокапятиминутку Орландо весь извелся, наблюдая за масштабным наступлением бразильцев и подвигами Рохаса. Может быть, именно в перерыве, за закрытыми дверями раздевалки сборной Чили и состоялся разговор Аравены с футболистами, суть которого содержалась в том, что Бразилию не обыграть по правилам, а, следовательно, нужно любыми методами спровоцировать скандал и покинуть поле? В этом случае какие-то призрачные шансы у чилийцев действительно оставались — в виде надежды на то, что ФИФА назначит переигровку сорванного матча «на нейтральной территории». Очень призрачные, надо сказать, шансы…

Спровоцировать чужих болельщиков и игроков соперника — задача сложная, но выполнимая. Только вот буйная бразильская торсида вела себя подчеркнуто примерно, а бразильских футболистов многочисленные нереализованные голевые моменты отнюдь не вывели из себя. В начале второго тайма партнер великого Марадоны по итальянскому «Наполи» форвард Карека забивает-таки в ворота Кондора долгожданный гол! И пить бы после матча бразильцам шампанское по поводу выхода в финальную часть чемпионата мира, если б не юная Росенери де Мело, впервые в жизни решившая посмотреть вживую футбол на «Маракане»…

Досмотр болельщиков при входе на стадион в тот вечер производился тщательнейший. Руководствуясь полученным приказом, стражи порядка изымали все, что можно было при желании кинуть на поле. Но на лиц женского пола данный приказ не распространялся: летние туалеты бразильянок, как правило, не предназначены для сокрытия чего бы то ни было… Потому Росенери не удивилась, когда перед самым кордоном к ней подошел незнакомый мужчина и протянул ей пакет с двумя сигнальными ракетами. Девушка беспрепятственно миновала проверяющих, спрятав сверток под легким платьицем. Правда, вернуть пакет незнакомцу у Росенери не получилось — тот затерялся в нескончаемой людской реке, льющейся на трибуны более чем стотысячной «Мараканы»…

До окончания игры оставалось минут 20, когда болельщица без стажа, будучи захвачена волной всеобщего ликования в предвкушении грядущей победы, прочла на упаковке с ракетами инструкцию по их использованию и применила полученные знания на практике! Первый блин оказался комом — из рук Росенери «сигналка» отправилась не вертикально вверх, а спикировала за спину Кондору Рохасу. На телевизионной картинке это выглядело весьма эффектно: голкипер падает, как подкошенный, к нему тут же устремляются все партнеры по команде, а также врач чилийской сборной. Затем на прибывших носилках Кондора несут в раздевалку, причем всем отчетливо видно, что лицо вратаря залито кровью. В этот момент Аравена в комментаторской кабине кричит в рацию слова, адресованные его помощнику, но, как потом оказалось, случайно услышанные служащими бразильской телефонной компании: «Вот оно! Все, уходим! Уходим!». Чилийцы незамедлительно выполняют директиву главного тренера. Арбитр вынужден прекратить матч в связи с самовольным уходом сборной Чили с поля, а бразильские болельщики — отправиться по домам в отвратительном настроении. Теперь судьба их любимой команды будет решаться в высшей футбольной инстанции, и как знать, чем все в итоге закончится…

Чилийцы тем временем намертво баррикадируются в раздевалке. Однако местная полиция все-таки сумела пробиться к Кондору: по закону потерпевшего следовало осмотреть судебным врачам, иначе на основании чего предъявлять обвинение Росенери? Осмотр дал серьезную пищу для размышлений: на лице голкипера не обнаружилось ожогов, зато имели место два пореза над левым глазом — они и вызвали сильное кровотечение. Медики с уверенностью заявили, что данные порезы никак не связаны с «деятельностью» сигнальной ракеты, а сделаны скальпелем или бритвой. Кроме того, Рохас находился в полном сознании и вполне мог продолжить игру, хотя сам вратарь усиленно изображал предсмертную агонию…

Как бы то ни было, чилийцев под усиленной охраной доставили на родину. Там их встречали, как национальных героев. Правящая хунта Пиночета предпочла раздуть инцидент до небывалых масштабов: заголовки газет пестрели призывами отомстить за раненого голкипера, толпа погромщиков едва не взяла штурмом здание бразильского посольства, а главнокомандующий военно-морским флотом Чили Мерино публично назвал Бразилию «примитивной страной»!

Бразильская пресса со своей стороны комментировала все происходящее довольно спокойно, обсуждая, в основном, возможные санкции со стороны ФИФА. Касательно происшествия с ракетой и Рохасом, большинство футбольных специалистов и журналистов сходилось на том, что гости сыграли на «Маракане» четко спланированный заранее спектакль, а порезы на лице Кондора умышленно сделал в общей суматохе врач чилийской команды…

Президент Федерации футбола Чили (ФФЧ) Серхио Стоппель, тем не менее, держался твердо, неустанно повторяя: тренер Аравена и игроки сборной — герои, «боем и кровью» заслужившие пропуск на чемпионат мира, и требовал от ФИФА дисквалификации Бразилии или, на крайний случай, переигровки на нейтральном поле.

Но после детального расследования происшедшего надежды руководителей чилийского футбола на благоприятный для Чили вердикт ФИФА на глазах рассыпались в прах. Во-первых, ракета действительно не попала в Рохаса — документальное подтверждение этого очевидного для всех, кроме чилийцев, факта были предоставлены неким аргентинским фотографом. На фотоснимках ясно видно, что снаряд дымится в полутора-двух метрах от голкипера. Во-вторых, сигнальные ракеты данного типа не дают осколков, и порезы в районе левой брови Рохаса никак нельзя отнести на счет Росенери де Мело. И, наконец, главное — даже если Кондор действительно не мог играть, чилийцы обязаны были заменить голкипера и продолжить матч, ведь самовольный уход команды с поля есть грубейшее попрание правил футбола и всегда карается самым строжайшим образом.

ФИФА, внимательно изучив все имеющиеся материалы, вынесла «приговор»: присудить сборной Бразилии техническую победу 2:0, дисквалифицировать вратаря сборной Чили Роберто Рохаса на три месяца (с пожизненным запретом участвовать в международных матчах на уровне сборных и клубов), а на БКФ наложить штраф в размере 20 тысяч швейцарских франков за происки «ракетчицы» де Мело.

Естественно, по Чили вновь прокатилась волна всеобщей истерии. Руководство ФФЧ обвиняло ФИФА в коррупции, в том, что Авеланж «помог своим», хотя президент самоустранился от участия в разбирательствах еще в самом начале конфликта. Серхио Стоппель вообще грозился вывести Чили из-под эгиды ФИФА и создать параллельную международную футбольную организацию…

Покуда чилийцы усиленно махали кулаками после драки, Росенери де Мело чувствовала себя самым счастливым человеком на свете. Она признавалась, что если бы решение ФИФА было не в пользу Бразилии, ей и ее семье пришлось бы уезжать из Рио. Торсида вряд ли простила бы незадачливой поклоннице сборной своей страны непопадание желто-зеленых на Мундиаль (кстати, помогли полиции «вычислить» на трибунах «ракетчицу» именно болельщики, по сути, сдавшие ее в руки блюстителей порядка). Однако радость девушки оказалась преждевременной. БКФ обязала Росенери оплатить тот самый штраф, наложенный на нее (конфедерацию) ФИФА — как говорится, другим в назидание. Бразильянка поначалу просто ударилась в панику. Выплатить 20 тысяч швейцарских франков она была не в состоянии, но в итоге проблема решилась довольно забавно. К Росенери обратился агент всемирно известного журнала «Плэйбой»: мол, несколько фотосессий — и мы погасим сумму штрафа. Разумеется, речь шла о съемках в обнаженном виде — Росенери действительно была весьма привлекательной женщиной. После некоторых колебаний и с согласия законного супруга бразильянка согласилась на предложение агента. Результатом, надо полагать, остались довольны и сама «пострадавшая», и БКФ, и те, кто увидел Росенери на страницах журнала.

Но настоящая информационная «бомба» взорвалась чуть позже, когда ФИФА пригласила на специальное заседание дисциплинарной комиссии самого Рохаса. Голкипер признался в том, что ракета не причинила ему никакого вреда (до этого он с пеной у рта утверждал обратное), а объяснить природу порезов над глазом он не может. Смог это сделать Кондор чуть позже, когда чилийская газета «Терсера» опубликовала его интервью. Уставший жить «с грузом лжи на плечах», вратарь решается на чистосердечное признание. Оказывается, за два дня до матча на «Маракане» имел место сговор между Рохасом, капитаном команды Астенго и физиотерапевтом сборной, передавшим Кондору за несколько минут до начала игры скальпель. «Заговорщики» знали, что выиграть в гостях у Бразилии нереально и решили добиваться победы иным способом: инсценировать травму вратаря от якобы брошенного с трибун предмета. В первом тайме, по словам Рохаса, скальпель находился в одной из его гетр, однако исполнить намеченное Кондору не удалось. В перерыве в раздевалке голкипер переложил хирургический инструмент в перчатку. Когда выпущенная Росенери ракета оказалась на поле за его спиной, он упал, подкатился поближе к дымящему снаряду и два раза провел этим самым скальпелем себе над бровью. Рохас признался, что сам удивился столь обильному кровотечению, а также подтвердил резюме судебных врачей — он был в полном сознании и мог продолжать игру. Голкипер также отмел все обвинения в адрес своих партнеров по сборной. «Кроме Астенго и физиотерапевта Алехандро Кока, остальные игроки ничего не знали. Посвященным оказался еще только массажист Мальдонадо, который спрятал перчатку со скальпелем», — утверждал Кондор.

Сенсационная «повинная» стража ворот чилийцев окончательно дискредитировала тех, кто всеми неправдами старался вытащить Чили на мировое первенство: Стоппеля, прочих чиновников ФФЧ, Аравену, самого Кондора… А в какое положение поставили ревностные «защитники интересов сборной» ни в чем не повинных простых чилийских болельщиков?

На признание голкипера незамедлительно отреагировала ФИФА. Кстати, еще до того, как она огласила окончательный вердикт по «делу Рохаса», Орландо Аравена был отлучен от тренерской деятельности, а Кондор, что называется, с треском вылетел из своего клуба «Сан-Паулу».

Итак, наказание. Во-первых, сборная Чили лишается права участвовать в отборочном турнире чемпионата мира 1994 года. Во-вторых, на ФФЧ налагается штраф в размере 100 тысяч швейцарских франков. В-третьих, руководитель Федерации Серхио Стоппель пожизненно лишен права занимать руководящие посты в футболе. В-четвертых, тренер Орландо Аравена и защитник Астенго дисквалифицируются сроком на 5 лет. И, наконец, голкипер Кондор Рохас и врач сборной Чили дисквалифицируются пожизненно, то есть не имеют права заниматься деятельностью, связанной с футболом, даже на национальном уровне…

Вы честны в своих поступках? Вы умеете отличать хорошее от плохого? Вы понимаете, что живете в обществе, и, следовательно, обязаны подчиняться определенным законам? Не уверен. Мы всего лишь люди, со всеми нашими достоинствами, недостатками и противоречиями. И всегда найдется тот, кто кинет камень, и далеко не всегда отыщется тот, кто удержит руку бросающего. Мы говорим о футболе, а не о жизни. Но что делать, если мы живем футболом?…

P.S. Для московских армейцев, как вы знаете, все закончилось относительно благополучно. Клубу выписали штраф и обязали провести первый домашний матч следующего европейского сезона без зрителей.

P.P.S. Дисквалификация с Роберто Рохаса была снята лишь в минувшем году. Правда, наказание Кондору смягчили еще до этого, и чилиец потихоньку тренировал вратарей. Да, собственно, он и по сей день их тренирует. Разумеется, в бразильском «Сан-Паулу»…

Фотография: неизвестный источник.

Обсудить эту статью на форуме
Назад к списку

Стань футбольным журналистом!
А ты подписался на рассылку?
Подписка

Интересные факт?/p>

Травма тиффози

В 1986-м в миланскую клинику c переломом ноги был доставлен некий Роберто Паолини. Страстный футбольный болельщик выпрыгнул со второго этажа, услышав по радио, что его любимая команда «Интер» забила гол. Даже перелом не испортил ему хорошего настроения. Однако невыразимая радость улетучилась, когда прибывшие санитары сообщили незадачливому фанату, что «Интер» забил мяч в свои ворота.

Узнать больше

Поис?br />
 

© «Футбольный Гуру» 2004—2006
Сайт?партнеры
Rambler's Top100